Шлепок—не наказание?!

шлепок--не наказание?!

На днях во мне в очередной раз зародились сомнения, а хорошая ли я мать. Не терпит ли оглушительное фиаско мой проект под названием «воспитать ребенка счастливым». Такое со мной происходит каждый раз, когда мои личные ощущения о правильности подхода к своему дорогому чаду сталкиваются с общественным мнением, как с этим чадом надо бы общаться хорошей и правильной маме. Я (о, ужас!) шлепнула своего ребенка, и получила от окружающих молчаливое осуждение. А может, мне просто так показалось, ведь общество порицает такие методы воздействия на ребенка. В любом случае, я потеряла покой на несколько дней и задумалась, может, мои правильные ощущения в вопросах воспитания на самом деле в корне неправильные, и интуиция меня подводит.

В тайной надежде найти себе оправдание, что уж тут лукавить, я начала изучать тему более глубоко. Сначала, конечно, очень расстраивалась. Всюду попадались перепечатки 5 причин, почему нельзя бить ребенка. Вспомнились и Сирсы со своими 10 причинами не бить ребенка. Осуждающие высказывания на форумах мам, которые «умеют договариваться со своими детьми» и предполагают, что прочие не умеют или ленятся это делать. Но вот читала я это всё и думала, ну как-то не про мой случай это, я не могу, положа руку на сердце, подвести наш личный метод взаимодействия ни под одну из предлагаемых причин (невозможность объяснить по-другому, нежелание ребенка что-то делать и желание родителя добиться своего, стремление обидеть ребенка, чтоб он тоже почувствовал, каково родителю от его поведения и т.п.).

Те самые 5 причин, по которым шлепать ребенка нельзя, перечислять не вижу нужды—их без труда можно найти в интернете. Хочется лишь высказать свое видение их взаимосвязи с мотивами наказания ребенка.

Родитель просит ребенка убрать игрушки/лечь спать/быстрей одеться/пойти домой, т.е. он хочет добиться того, что, по мнению  малыша, вовсе необязательно делать. Когда, в конце концов, все методы уговоров исчерпаны, ребенок получает по попе. И тогда да, шлепок воспринимается малышом как сигнал того, что своего можно добиться применением физической силы. И да, такой шлепок как устрашение просто неэффективен для корректировки поведения. Ведь ребенок что-то делает не потому, что понял необходимость этого, а из страха быть наказанным.

Встречала много комментариев в духе «я шлепаю несерьезно, так, скорее, для обиды». Вот это мне тем более непонятно. Ведь, кажется, именно тогда шлепки для малыша очень унизительны, ребенок перестает чувствовать себя любимым, и его поведение становится все хуже и хуже, что приводит к появлению новых шлепков.

Не могут быть оправданы шлепки как средство вымещения своей усталости, злости, нетерпения. Именно в таких случаях шлепки—признание пред ребенком своей слабости, а, значит, и падение авторитета.

В общем, я согласна, что такое поведение родителей крайне неэффективно, и так не поступаю. Но вот факт шлепков в нашем общении с ребенком имеет место быть. Крайне редко, но всё же случается. Как так?

Наконец, я нашла информацию, которая помогла мне уложить всё в голове. То, что происходит у нас с сыном, не наказание, а отрицательное подкрепление.

Мой сын несколько раз получал по попе только в одном случае—когда он своими действиями, неслучайными и совершаемыми осознанно, мог причинить себе вред. Самый яркий пример, и, пожалуй, у нас единственный, когда он в порыве безудержного веселья скачет где-то высоко, и велик шанс упасть. Пойманный в полете, он получает еще и шлепок. Такой легкий шлепок в нашем случае—инструмент для корректировки поведения. Это то самое отрицательное подкрепление — стимул, действие которого можно прекратить или изменить, изменив при этом поведение. Важное отличие отрицательного подкрепления от наказания в том, что оно происходит и имеет смысл непосредственно в момент совершения действия или сразу после него. Как только действие закончено, подкрепление тоже должно быть отменено. Хороший и понятный пример: ребенок в истерике бьет маму и ругается на нее. Мать отрицательно подкрепляет такое поведение игнорированием истерики ребенка и переключением на свои домашние дела. Когда истерика утихает и сменяется потерянным видом и сопением, мать вновь обращает на малыша внимание, подходит к нему, обнимает и переключает на другую тему разговора.

В нашем случае мы с сыном сами удивительным образом интуитивно выработали такую схему отношений: опасное поведение—шлепок—моментальное спокойствие и объятья—обсуждение произошедшего.

Стоит сразу оговориться, что отрицательное подкрепление—крайний случай корректировки поведения. Очень часто отрицательное подкрепление используется родителями неверно, и родители получают противоположный результат. Если такое подкрепление спонтанно, непродуманно, то и эффект от него может быть непредсказуем.

Психологи считают, что единственный случай, когда отрицательное подкрепление предпочтительнее любого позитивного подхода, это когда мы имеем дело с сознательным и преднамеренным отклонением поведения. Когда мы уверены, что ребенок четко понимает, что надо делать, и делает обратное, неодобрение должно быть немедленным, таким же четким и понятным ребенку. Это единственный вариант, когда сильное отрицательное подкрепление, возможно, и не вызовет чувства обиды. В таких случаях отрицательное подкрепление дает ребенку нужную информацию о границах дозволенного. При этом крайне важно, чтоб малыш воспринимал такое подкрепление именно как следствие своих собственных действий, а не произвольное действие родителя. Тогда он учится на собственных ошибках и, постепенно, ответственности.

К слову, отрицательное подкрепление (будь то постоянно повторяемое «нельзя», удары по рукам, шлепки) совершенно не подходит для совсем малышей, поскольку им не свойственны, во-первых, преднамеренное нарушение запретов и, во-вторых, легкое и быстрое приобретение неприятного опыта. Любопытство, тяга к исследованию окружающего мира всё равно берет верх. Гораздо эффективнее убрать из зоны досягаемости опасные предметы и переключать внимание малыша на другой вид деятельности.

Грань между наказанием и отрицательным подкреплением еле уловима, но лично мне она кажется весьма существенной. Особенно это касается шлепков. Считается, что наказание эффективно и понятно ребенку, если оно соразмерно проступку: разлил—вытри, намусорил—убери, не убрал игрушки—не займешься другим интересным тебе делом. Лично мне сложно придумать такой проступок малыша, которому бы соответствовало физическое наказание. Шлепок как крайний вариант отрицательного подкрепления способен скорректировать поведение и предотвратить бОльшую беду. Мне очень понравилось на одном психологическом портале сравнение шлепка с антибиотиком: каждый день «кормить» им не будешь—неэффективно, но когда все «профилактические» меры приняты, а результата нет, стОит дать «антибиотик», если, конечно, предполагаемая польза от «лекарства» превышает потенциальный риск для (психического) здоровья ребенка Улыбаюсь